Поэтический клуб → Блог

Администратор блога:
Все рубрики (76)
Сим победим!
+2
Бойтесь предателей, други-соратники,
Бойтесь мудро-лживых льстецов.
Сатане служит продажно и гаденько
Презренное племя иуд-подлецов.

Честь и мундир – это наше достоинство.
Твердой должна быть рука.
Бдительным будь, свято-русское воинство, –
Ты в окруженьи врага.

Бойтесь лукавого хитросплетения,
Двойственный дух нам совсем не стерпим.
Не поддавайтесь на ложь, нестроения.
Крест – наша правда. Мы сим победим!

                         Ольга БОБКОВА
Белый Ангел России
+1
Вот... Ангел белый на вершине,
Среди блистающих снегов
Возвысил лик к небесной сини
И руки в чугуне оков.

Тяжел чугун, беззвучны цепи,
Лишь скрежет грубый и глухой.
Оковы черные нелепы
На фоне белизны святой.

Стоит, крыла сомкнув в безсилье, –
Им не поднять литых цепей,
И молит Бога о России,
Не в силах сам помочь он ей.

А вкруг сидят, как на погосте,
Чужие средь белых снегов,
Играя на Россию в кости,
Творцы ее тугих оков.

Плевки, хулу и униженья
Смиренно Ангел принимал,
И рук безмолвное сниженье
Речет о том, как он устал.
«Ты сам виновен! Ты калека!
В пороке жил. Твоя вина,
В том, что Царей твоих от века
Не вразумила седина.

Мы – господа! Пойми ты это!
И тщетен твой небесный зов,
Не одолеть всем силам Света
Тобой заслуженных оков…»

И лишь один в лохмотьях странник,
К прозрачным ризам весь прильнув,
В Отечестве своем изгнанник
Не признавал его вину:

«Прости меня, мой светлый Ангел,
В твоих цепях – моя вина.
Прельщен был я. И вот изгнанник…
И вот ликует сатана…

И вот ликуют легионы –
Темниц бездонных миражи.
Законодатель беззаконных
Отверз их мрачны рубежи.
А я молчал… Был равнодушен,
Как цепи начали ковать,
И отвратительно послушен,
Когда их стали примерять.

Прости меня…», – изрек устало,
И опустил свои глаза.
И на железо вдруг упала
Его горячая слеза...

И вдруг железо зашипело,
Как будто огнь в него проник,
И забурлило, закипело
И растворилось в тот же миг,

Лишь облако зловонно-желто
К устам хулителей сошло,
Со вздохом страха удивленным
В утробы адовы ушло.

Какая ж сила в нас сокрыта!
И будет ли (уже ль пришло?)
Слезой раскаянья омыто
России скорбное чело?..

Сергей МАТВЕЕВ
РУССКИЙ КРЕСТ НИКОЛАЯ МЕЛЬНИКОВА
+5
Литературно-музыкальная программа (прошла 13.10.2007 в Доме Учёных г. Сарова)




РУССКИЙ КРЕСТ НИКОЛАЯ МЕЛЬНИКОВА






ПЕРВОЕ ОТДЕЛЕНИЕ





ПОЛЕ КУЛИКОВО (песня)



Высока ковыль-трава поля Куликова –

Будто нам для вечных снов выстелен ковёр…

Покидая отчий дом, мы давали слово:

Лучше встретить смерть в бою, чем нести позор.



Скоро поле тишины станет полем брани,

Скоро ночь уйдёт домой, унося туман,

Скоро копья зазвенят в чужеземном стане,

И взовьётся в синеву знамя у славян!



Исчерпалось до конца русское терпенье!

Встанем, братья, в полный рост на земле родной!

Не впервой нам принимать ратное крещенье

И из пепла воскресать тоже не впервой!



Наша слабость, наша рознь в прошлом остаётся,

Путь раздоров и обид мы прошли сполна!..

Упаси нас впредь, Господь, меж собой бороться:

Коли Родина одна нам навек дана.



Пусть поможет острый меч да скакун крылатый,

Не скорбите ни о чём в этот светлый час:

С нами Бог, за нами Русь, наше дело свято!

Кто останется в живых, тот помянет нас!



Здравствуйте, дорогие друзья! Сегодня вашему вниманию я хочу предложить программу «РУССКИЙ КРЕСТ НИКОЛАЯ МЕЛЬНИКОВА», посвящённую творчеству этого замечательного поэта, песней которого «Поле Куликово» я и открыл свою литературно-музыкальную композицию. В ней прозвучат стихи и песни Николая, а также его поэма «Русский Крест». Эту пронзительную поэму я уже читал в стенах нашего гостеприимного Дома Учёных в мае нынешнего года. После того вечера со стороны слушателей возникло пожелание узнать побольше об этом талантливом человеке, познакомиться с другими проявлениями его поэтического и песенного дара. Долгое время мои поиски по Интернету не давали результата, но в конце концов мне повезло: я нашёл телефон старшей сестры Николая, Валентины Алексеевны, и позвонил ей. А случилось это 15-го июля, но именно в этот самый день, ровно  10 лет назад, поэт написал своеобразное завещание – стихотворение «Просьба». Многие, наверное, знают, с каким трепетом пишущие люди относятся к таким мистическим совпадением. Я спою это стихотворение как песню на свою мелодию.



ПРОСЬБА (песня)



Упаду и усну, и из далей далёких услышу

Плач друзей и родных и псалмы, что споют надо мной.

Возликует душа, поднимаясь всё выше и выше,

Как ликует невольник, бегущий из плена домой!

Возликует душа от надежды на свет и спасенье,

Только что её ждёт – в этой жизни узнать не дано.

Я немало грешил, и не там я искал утешенье,

Но прости меня, Боже: к Тебе я хотел всё равно!..



Будет путь у души, а чужое, холодное тело

Повезут из Москвы в те глухие, лесные края,

Где заросший погост утопает в черёмухе белой,

Где родные лежат, где с родными останусь и я…

Все друзья и враги, все, кого я обидел когда-то,

Вы простите меня, и просить об одном вас хочу:

Будет вам тяжела иль совсем безразлична утрата,

Всё равно вы хоть раз помяните, поставьте свечу!..





Я выражаю искреннюю признательность Валентине Алексеевне за материалы, любезно предоставленные ей в моё распоряжение, восхищаюсь мужеством этой поистине русской женщины, которая, несмотря на личные трудности и проблемы, находит в себе силы заниматься вопросами восстановления храма Успенья в своём родном селе, заботится о том, чтобы наследие её брата становилось достоянием как можно большего числа людей…

Николай Алексеевич Мельников родился 6 марта 1966 года в селе Лысые Злынковского района Брянской области. Кроме него, в семье Алексея Харитоновича и Раисы Фёдоровны росли ещё две дочери – Валентина и Наталья. Отец Николая был очень любознательным и разносторонним человеком, сплачивал вокруг себя талантливых односельчан, был очень музыкален, как и его супруга. Поэтому не случайно, что в их семье постоянно звучала русская песня, и дети переняли дар своих родителей: все хорошо пели, у Валентины музыкальное образование, а Николай сочинил много песен на собственные стихи. К сожалению, Алексей Харитонович рано ушёл из жизни и не успел порадоваться успехам своих детей. Раисе Фёдоровне, простой крестьянке, пришлось в одиночку поднимать двух дочерей и сына, и ей это удалось сполна: все выросли порядочными и честными людьми. Мама поэта живёт по-прежнему в том же селе рядом с дочерьми. Как же было ей тяжело пережить гибель родной кровиночки: 24 мая 2006 года Николай Мельников был убит в г. Козельске Калужской области. То, как трепетно относился сын к своей матери, видно из его стихотворения «К маме»:


К МАМЕ



Мама! Родная! Если б ты знала

Там, на промокшем перроне вокзала,

Как тяжело моё сердце стучало,

Как мою душу тоска разрывала!

Я отмолчался, и ты – не сказала,

Только слеза по щеке пробежала.

Что меня в жизни моей ожидало –

Это одну лишь тебя волновало…

Что со мной было? Что со мной стало?

Ты не всегда и не всё понимала.

Только молилась, только прощала,

Только ждала – и опять провожала…

Время минуты свои отсчитало –

Господи, как же минут этих мало!

Поезд качнулся, и ты побежала,

Слёзы платком на ходу утирала…

А проводница мне чай предлагала,

А за окошком Россия мелькала,

Снова мой путь – без конца и начала…

Как я люблю тебя! Если б ты знала!





Но прежде чем был «промокший перрон вокзала», Николай Мельников окончил восемь классов в Лысовской школе и поступил в Новозыбковское педучилище. Но учиться там не захотел, бросил, ибо мечтал стать режиссёром и актёром, мечтал учиться в Москве. Начал работать на консервном заводе, а среднее образование получил в Злынковской вечерней школе. В этой школе Николай познакомился и подружился с Игорем Сушенком, начинающим тогда художником, и предсказал ему блестящее будущее на ниве живописи, что впоследствии и произошло. В судьбе обоих талантливых ребят определённую роль сыграла Любовь Андреевна Чижевская, преподаватель словесности в той вечёрке, которая проводила  для рабочей молодёжи своеобразные творческие семинары по литературе и искусству.

После окончания школы Николай отправился покорять Москву – поступать в знаменитый ГИТИС. И, несмотря на жуткий конкурс, он был принят на актёрский факультет. Тут ему, деревенскому пареньку, помог, как он сам однажды выразился «замешанный на наглости здоровый оптимизм, что присущ молодым», а также «творческий потенциал, который он чувствовал в себе с детства». Из института был призван в армию, а после демобилизации, продолжил образование уже на двух факультетах – актёрском и режиссёрском. В 1994 году он снял видеофильм «Игорь Шафаревич: Я живу в России» и за эту работу на международном кинофестивале «Золотой Витязь» в том же году стал лауреатом в номинации за лучший сценарий. Но с кинематографическим творчеством Николая мы познакомимся, я надеюсь, в другой раз, а на этом вечере, как я уже сказал, прозвучат его стихи и песни на его стихи. В 1995 году за песню «Поставьте памятник деревне» на совещании молодых писателей в Переделкино Николай Мельников был принят в Союз писателей России. Полагаю, конечно, не только за эту песню, которая прозвучит в конце первого отделения, но и за другие волнующие душу произведения, – однако так эмоционально написала в своей статье Лариса Баранова-Гонченко, рассказывая о том событии. В 1997 году он стал лауреатом литературного конкурса имени Фатьянова. Чтобы вы поняли, что эта премия была не случайной, я спою песню «Огонёк», которую написал на стихи Николая его друг, иеродиакон Оптиной Пустыни Рафаил, в миру – Алексей Романов.  Добавлю, что стихи эти поэт написал во время вынужденной задержки из-за страшных морозов как раз на пути в Оптину Пустынь.


ОГОНЁК



Вдалеке от людей, вдалеке от дорог

Я в ночи заплутал, я в снегах затерялся,

Но в простуженной тьме вдруг мелькнул огонёк,

На мгновенье пропал и опять показался.

Я побрёл на него, я поверить не мог,

Что в российских полях, без конца и начала,

Для таких же, как я, здесь горит костерок,

Чтобы чья-то душа в темноте не пропала…



Как спасенье, горит в темноте огонёк,

Будто Бог его нам, заплутавшим, зажёг…

Всем, кто сбился с пути, кто устал и продрог,

Как спасенье, горит в темноте огонёк.



И сидит у костра всякий разный народ,

Молчаливо сидит в ожиданье рассвета,

И не хочется слов – пусть душа отдохнёт,

Только б было тепло и хватало бы света.

А закончится ночь, побредём не спеша

И направится каждый своею тропою.

Так гори, огонёк, как России душа,

Среди белого света, объятого тьмою!..



Как спасенье, горит в темноте огонёк,

Будто Бог его нам, заплутавшим, зажёг…

Всем, кто сбился с пути, кто устал и продрог,

Как спасенье, горит в темноте огонёк.



Я думаю, что душа России в её самых разнообразных проявлениях и была лейтмотивом всего поэтического и песенного творчества Николая. Поэт был настоящим патриотом нашей многострадальной Родины и много писал именно о ней.


ИСТОЧНИК

На севере земли – зима в полгода,

Там есть одна великая страна,

Где дикий лес вокруг, где непогода,

Где звёзды крупные и синяя Луна.



Там волки грусть наводят голосами,

Там под ногами громко снег скрипит,

И редкими неяркими огнями

Ночного спутника округа удивит.



На сотни километров – глушь без края,

Но та страна – одна на целый свет,

Где бьёт из-подо льда вода живая,

Чудеснее которой в мире нет.



Её глоток дарует по желанью:

Богатство, власть, любовное вино,

Великую способность к пониманью

Того, что смертному от века не дано.



И мирозданья тайные глубины,

И голоса всех сущих на Земле,

И будущего яркие картины,

И прошлого сокрытого во мгле.



Вот оттого желающих немало

Стремилось в эту дикую страну,

Чтобы войной и силою металла

Добыть воды. Хоть каплю. Хоть одну.



Но… был конец нашествию любому:

Лишь избранным открыт заветный ход,

И в нужный час к источнику благому

Их властно тайный голос призовёт.



Или вот другое стихотворение:


ТОСКА



Я в разлуке с Родиной бывал,

Уезжал в далёкие края,

Но нигде сильней не тосковал

Так, как здесь, где Родина моя!



Я немало видел стран чужих,

Но домой быстрей спешил опять,

Потому что здесь, среди своих,

Мне хотелось горе горевать!



Ничего я в жизни не имел,

От земли не прыгал в облака,

Я, как все, сквозь слёзы песни пел,

И была светла моя тоска…



Нет тоски по Родине, враньё!

То – печаль по прошлым временам.

Есть тоска по – Родине! Её

Бог зачем-то дал с рожденья нам…





Любя Россию, Николай во многих стихах подчёркивал, что главный стержень, главный нерв русского народа – Вера Православная. Он сам стремился к Богу, стремился к покаянию за грехи и свои, и своего народа, выступал за возрождение нашей жизни на христианских началах любви, милосердия, нестяжания и стойкости в духовной брани против соблазнов сомнительной нынешней цивилизации. Хорошей иллюстрацией к этому может служить песня «Россия, не стань Иудой», написанная тем же иеродиаконом Рафаилом на слова Николая. Сам инок в радиопередаче на радио Радонеж, посвящённой памяти Николая Мельникова, рассказывал, что попросил как-то поэта написать стихи с таким названием. Каково же было его удивление, когда Николай позвонил ему через 25 минут и сказал, что стихи готовы. Иеродиакон отметил высокий профессионализм автора, который за столь мизерный отрезок времени успел создать законченное произведение и полностью раскрыл заданную в названии тему.



РОССИЯ, НЕ СТАНЬ ИУДОЙ (песня)



Сколько столетий вместе с Христом

Крест ты несла непосильный,

И дорожила этим крестом,

Матушка Русь-Россия.

Веры святой ты не предала,

Сколько бы ни страдала,

И на церквах всегда купола

Золотом покрывала.

И никогда понять не могли

Пришлые иноверцы:

Сколько же сил у Русской земли

И что у неё за сердце?!



А сердце твоё – это вера и крест!

И если оставишь веру,

Горького горя будет не счесть,

Страданьям не будет меры.

Весь мир, обезумев и душу убив,

Глядит на тебя как на чудо.

Так значит, когда-то Христа возлюбив,

Россия не стань Иудой!



Раны твои всё больней и сильней,

Соблазны кружат, как стаи,

Но матушка-Русь, без тебя на земле

Огня и тепла не станет.

Пусть все побросали свои кресты

И ходят во тьме без Бога,

Но если спасёшься одна лишь ты,

Собою спасёшь ты многих.



Ведь сердце твоё – это вера и крест!

И если оставишь веру,

Горького горя будет не счесть,

Страданьям не будет меры.

Весь мир, обезумев и душу убив,

Глядит на тебя как на чудо.

Так значит, когда-то Христа возлюбив,

Россия не стань Иудой!



Кстати сказать, Николай, чей расцвет пришёлся на довольно чёрный период в истории нашей страны, включился в борьбу за Россию на стороне «славянофильских», по его терминологии, сил. Я знаю, что он был некогда дружен с Николаем Бурляевым, основателем патриотического кинофестиваля «Золотой витязь», хорошо знал Игоря Шафаревича, выдающегося математика и мыслителя, участвовал даже в предвыборной политической кампании Геннадия Зюганова в 1996 году, готовя для него рекламные ролики, сам на себе испытал давление со стороны так называемых проельцинцев. Но поэт вскоре понял, что политика – грязное дело, не совместимое с творчеством. Но он понял не только это: он понял, что никакими митингами, лозунгами, криками «долой» тот режим не изменишь. Необходима сплачивающая идея, проходящая не через руки, глотки и умы людей, а через их сердца. Нужно личное и соборное молитвенное стояние перед Богом. В стихотворении «Гражданину», вошедшему в Антологию русской поэзии XX века, составленную коллективом авторов под руководством В. Кострова, Николай чётко это выразил.



ГРАЖДАНИНУ



Твоя Россия… Думая о ней,

Уберегись соблазнов и обманов:

Одна молитва может быть сильней,

Чем целый митинг с сотней горлопанов.



«За Русь, на бой!» – всё суета сует,

И суетою души захлебнулись.

Одна молитва! Но молитвы – нет!

«На бой, за Русь!» – и снова обманулись.



Твой враг не там – не на коне с копьём

И не с мечом в открытом чистом поле,

Он – невидим, его не взять живьём

Ни силою, ни криками «Доколе!»



Твой враг  – раскол, далёкий, вековой,

И если в душах нету единенья –

Ликует он, и тщетен подвиг твой

На поприще «российского спасенья».



Есть Вера, Бог, Отечество и ты!
Лишь это русских делает народом!
Решись, уйди бесовской суеты,
Пусть даже «струсил» скажут мимоходом.



Уйди! И сам неистово молись,
Чтоб Бог вернул и Веру, и сплоченье,
Ни слёз, ни покаянья не стыдись
Во имя долгожданного спасенья.

Из всех краёв растерзанной земли,
Как нити золота, польются вверх молитвы,
Чтобы до Господа, до всех Святых дошли,
Прося благословенья правой битвы!

Тогда – сама собою встанет рать,
И будет вождь – один, одна – дорога,
Спасётся Русь… И пусть не будут знать,
Что ты всё это вымолил у Бога!



Этому же посвящено и другое его стихотворение – ЕДИНЕНИЕ:

Единения нет, есть призывы, но нет единения,
Славословья себе, а каменья – в чужой огород.
О спасенье кричим, но не будет нам грешным спасения,
Если мы для себя не единый великий народ!

Единения нет, каждый сам по себе выживает:
Кто торгует, кто спит, кто ворует, кто горькую пьёт.
И не знает никто, что нас всех впереди ожидает,
И воскликнуть не смеет: «Мы русский единый народ!»

Русаки, русаки… знать, мы всё про себя позабыли,
Коль при слове Отчизна сильнее сердца не стучат,
Коль на наших глазах басурмане наш дом разорили
И совсем по-хозяйски нерусские речи звучат!

Единения нет, единение только от Бога!
Значит, надо просить, покаяньем заполнив сердца, –
Чтобы знамя одно, чтоб одна для народа дорога,
Чтобы Вера одна, чтобы Правда одна – до конца!

Не стесняйтесь рыдать, не стыдитесь упасть на колени,
Перед взором Христа, перед взорами предков упасть!
И молить об одном: «Единенья хотим, Единенья!..»
Только так победим, только так одолеем напасть!



Я сейчас хочу сменить тему и спеть романс, который я написал на стихи Николая – «Сирень». Этот романс я хочу посвятить сёстрам поэта, Валентине и Наталье, чьё прекрасное пение дуэтом надеюсь когда-нибудь услышать. Об их пении сам Николай написал в своей почти автобиографической повести «Щепки», и я не могу этому не верить: «Когда они запели, когда затянули на два голоса – как будто пропало всё вокруг, всё суетное, житейское, все проблемы и неурядицы, а вышла наружу, обнажилась сама русская душа, исполненная необъятной любви, высокого чистого страдания и вечной готовности к нему. Все сидевшие за столом плакали. Даже не столько от содержания песни, сколько от того необъяснимого воздействия, которое испытываешь, слушая талантливое пение, когда за душу берёт. Я сам никогда не мог удержаться, когда они пели, и всегда плакал. Но у меня к тем чувствам, которые испытывали в этот момент другие люди, добавлялось ещё одно – это поют мои сёстры, моя кровь, и я гордился ими».



СИРЕНЬ (романс)



Если б были теперь – только холод и слякоть,

Но сияет весенний безоблачный день!

Почему же, скажи, мне так хочется плакать,

В эту пору, когда зацветает сирень?

Я когда-то ломал эти ветки сирени…

Что же сделать, чтоб всё повторилось опять?

Чтоб к тебе прибежать, и упасть на колени,

И обнять, и уже никому – не отдать!



Ты хранила меня, ты была мне спасеньем,

Может быть, для меня одного рождена!

Почему же, скажи, под цветущей сиренью,

Оказалась однажды не ты, а она?

Если б были теперь – лишь снега да морозы,

Но ликует весна, отогнав холода,

И в глазах всё стоят запоздалые слёзы,

Потому что не быть мне с тобой… никогда…



Николая очень волновала трагическая судьба поэта в России. Не того, конечно, кто умеет слагать красиво вирши и даже порой в экстазе может призвать других на баррикады, но сам остаётся в тени, прикормленный властью. А того, кто, обладая профетическим даром, глаголом жжёт сердца людей и своей жизнью подтверждает достоверность своих слов. И Николай пишет, вслед за Пушкиным и Лермонтовым, своего «Пророка».


ПРОРОК



Пророки есть в Отечестве своём,

Но их удел – молчать в миру жестоком,

И Лермонтов, и Пушкин не о том

Пророчили судьбу своим «Пророкам».



Да, ниспослал Всевышний Судия

Заветы избранным: «Восстань, и виждь, и внемли…»

Но… Неизвестна нам судьба твоя

«Глаголом жгущий», «обходящий земли».



Кто даст ходить свободно меж людей

Пороки обличающим пророкам?

Любая власть объявит: «Он – злодей,

И кончит наказанием жестоким!»



И будет схвачен, и в сырой подвал

Он будет брошен жёсткими руками,

Чтоб меж людей речей не толковал

И властвовать не смел над их умами!



Его в темнице страшно изобьют,

И глаз его лишат, и дара речи,

И выведут на волю, и толкнут:

«Ступай, пророчествуй, свободный человече!»



А в другом стихотворении он признаётся:



На мне стоит клеймо поэта,

А у поэта на Руси –

Так довелось – недолги лета.

Мне тридцать. Господи, спаси!

Поэтов нагло убивали

Во все века, и всякий раз

Убийц на волю отпускали –

Другим поэтам напоказ!

Чего ж мне ждать? Всё это было –

Удар ножа иль выстрел в грудь,

Или подвыпивший верзила

«Случайно» стукнет чем-нибудь.

Самоубийств инсценировки,

«Несчастный случай» – как назло…

Какой цинизм! Какой сноровки

Достигло это ремесло!



Удивительно, но поэт как в воду глядел: в его гибели много таинственного и запутанного, не сразу даже определили, что это была насильственная смерть. Ремесло по уничтожению русских поэтов поистине достигло высочайшей сноровки! Скорбный мартиролог перечислять не буду: он хорошо известен…

А вы знаете, что Николай, в стихах которого столько трагизма и боли, был очень весёлым, лёгким, открытым человеком. Его сестра рассказывала мне, что в их родном селе всегда ждали его с нетерпением – и взрослые, и дети. Он умел сглаживать конфликты, находил слова утешения в сложной ситуации, обладал даром рассмешить даже тогда, когда было совсем невмоготу. И ещё очень ценное качество было у Николая – умение радоваться чужим достижениям и талантам, что очень редко встретишь у творческих людей. Я про его друга, художника Игоря Сушенка, уже упоминал. Так вот, едва поступив в ГИТИС, Николай нашёл мастерскую известного художника Александра Шилова, привёл туда своего приятеля, убедил мастера ознакомиться с произведениями молодого автора. И Шилов сказал Игорю, посмотрев его работы, что у него есть данные стать настоящим знатоком своего дела. Какой мощный импульс  поддержки получил тогда начинающий художник! Но какую настойчивость и заботу проявил его друг! Нам бы всем таких друзей!

Хотелось бы мне отметить и другую важную черту Николая – видеть в каждом человеке, даже в самом маленьком, ничтожном и не нужном никому, человека. Вот послушайте стихотворение, которое называется «Ненужные».


НЕНУЖНЫЕ



У людей от смеха колики:

Я шоссейною дорогою

Провожаю алкоголика,

Непобритого, безногого.



Трудно деда препроваживать:

У него душа надорвана:

Он горел в Рейхстаге заживо

И стрелял из пушки в Бормана!



У прохожих – смех дебиловый,

Только мент с душой некаменной

Прошипел, как ванилиновый:

– Не заткнёшься, будешь в камере!



И стучит протез негнущийся,

И глаза – тоскливо-пьяные,

И рубашка в клетку – лучшая,

И медаль с портретом Сталина.



Эх ты, старость непутёвая,

От рассвета и до вечера

У пивнушек расфасована,

Непомыта, непривечена.



Каждый раз тебя уважить мне –

Всё одно же – пиво с воблою…

Ну, идём… а то сограждане

Нам кивают не по-доброму.



От пивка походка флотская,

В голове асфальт качается…

Так вот жизнь проходит, скотская,

А потом она кончается.



Как хорошо написал Николай в повести «Щепки»: «У Бога нет ни больших, ни маленьких людей – все Его дети, всех Он любит одинаково. Куда бы ни закинула тебя судьба, как бы тебя ни ударила жизнь, ты – не щепка, ты – человек, созданный по образу и подобию Божьему. Ты всегда должен помнить об этом и распрямляться, обращая глаза к Небу, потому что в нём – Бог».

Теперь я бы хотел прочесть стихотворение «Монах», чтобы показать, как поэт Николай Мельников сумел разглядеть в заурядном, казалось бы, и привычном эпизоде из повседневной будничной жизни нечто большее: факт зависимости людей друг от друга. Зависимости, которую мы так редко замечаем и которой редко придаём значение…



МОНАХ



Я в автобусе еду и глазею лениво

На дороги, на тучи, на столичный народ,

А народ под зонтами бежит торопливо

И всё ищет чего-то – день вчерашний иль год?



Всё знакомо, привычно, суетливо и спешно,

Только вдруг оживляет мой скучающий взгляд

Чей-то профиль унылый, чей-то профиль нездешний,

Чей-то профиль застывший – в чёрной рясе до пят.



То – монах, укрываясь от дождя и от ветра,

На пустой остановке одиноко стоит.

Как навеки – застыл, только еле заметно

Нить намоленных чёток по ладоням скользит.



И задумался я о судьбе его странной –

Что ж обрёк он себя? Что он сделал с собой?

…И не знал я тогда, что монах безымянный

Так же думал, и плакал – над моею судьбой!



Знакомясь с творчеством Николая, я обратил внимание на то, что в его стихах, написанных просто и доходчиво, причудливо переплетаются не только реализм с символизмом, единичное с общим, но и настоящее с прошлым, причём тут же неизменно присутствует устремление в будущее. Для поэта категории времени словно не существует.

Вот песня, или романс, или баллада «Я вернусь», основная музыкальная идея Николая Мельникова, интерпретация этой идеи вашего покорного слуги:


Я ВЕРНУСЬ



Прощаясь, ты смотрела на меня,

Как Ярославна, с Игорем прощаясь,

Когда он сел на белого коня,

С дружиной на погибель отправляясь.



Я уходил не в бой, не на войну,

Но взгляд твой был такой наполнен болью,

Что я теперь, куда бы ни взглянул,

Лишь синий взгляд твой вижу пред собою.



Так женщины смотрели на Руси,

Когда навек любимого теряли,

Когда, устав просить и голосить,

Без сожаленья косы постригали.



Но в монастырь, родная, не спеши:

Ведь я вернусь однажды на рассвете,

Душа моя – в тебе, а без души

Какой мне смысл блуждать на белом свете?..



Прощаясь, ты смотрела на меня,

Как Ярославна, князя провожая,

И с этого мучительного дня

Вся жизнь моя мне без тебя чужая.



Я точно знаю этот женский взгляд

И что он на Руси обозначает,

Но я вернусь, хоть приползу назад,

И в этом мне никто не помешает…



Первое отделение нашего вечера подходит к завершению, а я ещё не сказал о самом главном в творчестве Николая Мельникова. А главным было то, что поэт был достойным наследником Есенина и Рубцова: он был певцом русской деревни, того первозданного уклада российской жизни, который всеми правдами и неправдами хотят уничтожить враги нашей своеобычной цивилизации. Он боролся, как мог,  за свою гибнущую малую родину, бил в набат, предупреждал, что невнимание к нуждам  деревни неизбежно приведёт к гибели России. Да что я говорю прозой – стихи  во сто крат сильней. Вот послушайте необычное «Письмо»:


ПИСЬМО



Здравствуйте, все, кто услышит нас!

Наше письмо – открытое!

Пишет вам в тихий вечерний час

Деревня, вами забытая!



Длинные тени легли на траву,

Ушли дневные заботы.

Мы собрались и пишем в Москву:

Быть может, услышит кто-то?



Нам столько хотелось всего рассказать,

Но сразу просятся строки –

За что вы оставили нас умирать?

Зачем же вы так жестоки?



Нас будто бы нет – мы как дым, как туман,

Ходячие тени без плоти…

Родные, куда же вы без крестьян?

К какой вы цели идёте?



Но… всё по порядку… Мы живы пока,

Хоть жизнь наша еле тлеет,

Хоть невзлюбила власть мужика

И баб с детьми не жалеет!



Мы брошены здесь – поглядите на нас,

Поймите же все, кто может:

Погибнет деревня – приходит час,

Но вы – погибните тоже.



Будут ночами звёзды сиять

Над тем, что жило когда-то,

И будут поля на Руси зарастать,

И рухнет последняя хата.



Если теперь не желает страна

Тяжкий наш труд уважить,

Значит, деревня ей не нужна –

Нужна земля на продажу.



Нет к нам вниманья! Хозяина нет!

Былого нет уваженья!

Для нас он не белый, наш белый свет –

Тленье… вокруг тленье…



В лихую годину, во веки веков,

Когда нам враги грозили,

Мы в бой посылали лучших сынов

За землю и за Россию.



А бабы, как кони, тянули плуги,

Скрипя зубами, пахали…

Родина! Слышишь ты нас? Помоги!

Мы тебе всё отдали!

…………………………………………



Деревни, как лодки, ложатся на грунт,

Объятые тьмой громадной.

Не будет протестов, не вспыхнет бунт

«Бессмысленный и беспощадный».



… Мы очень устали… Порою ночной

Нам стало нередко сниться,

Как слёзы свои загребаем рукой

И сеем, словно пшеницу.



(Запись песни «Поставьте памятник деревне» в исполнении автора)


ПОСТАВЬТЕ ПАМЯТНИК ДЕРЕВНЕ



Поставьте памятник деревне

На Красной площади в Москве!

Там будут старые деревья,

Там будут яблоки в траве,

И покосившаяся хата

С крыльцом, рассыпавшимся в прах,

И мать убитого солдата

С позорной пенсией в руках!



И два горшка на частоколе,

И пядь невспаханной земли,

Как символ брошенного поля,

Давно лежащего в пыли!

И пусть поёт в тоске и боли

Непротрезвевший гармонист

О непонятной русской доле

Под тихий плач и ветра свист!



Пусть рядом робко встанут дети,

Что в деревнях ещё растут –

В наследство им на белом свете –

Всё тот же чёрный, рабский труд!

Присядут бабы на скамейку,

И всё в них будет как всегда:

И сапоги, и телогрейки,

И взгляд потухший в «никуда»!..



Поставьте памятник деревне,

Чтоб показать хотя бы раз

То, как покорно, как безгневно

Деревня ждёт свой смертный час!

Ломали кости, рвали жилы,

Но ни протестов, ни борьбы –

Одно лишь «Господи, помилуй!»

И вера в праведность судьбы.



Поставьте памятник деревне

На Красной площади в Москве…

Там будут старые деревья

И будут яблоки в траве…









ВТОРОЕ ОТДЕЛЕНИЕ




ПОСЛЕСЛОВИЕ (песня)



Бывший друг пожелал

И родная жена,

Чтоб я взял и пропал,

Чтоб я сдох от вина!

И притих я тогда,

Как во тьме, как в дыму:

Значит, всё – ерунда,

Значит, жить ни к чему!



Я жену обожал,

И за друга – на бой!

А в ответ мне – кинжал

И в канаву – ногой!

Я им душу принёс

На ладонях своих.

И лечу под откос

Под ухмылочки их…



Я по жизни бузил,

Но не слыл подлецом.

Так за что же в грязи

И душа, и лицо?

Как сдержал меня Бог

У беды на краю

И зачем-то сберёг

Душу раненую?..



Не друзья, не родня,

А чужие вполне

Врачевали меня,

Берегли в тишине.

Чтобы был я тверёз

Чтоб забыть и поспать,

И молитвами слёз

Помогали мне встать…



Вот, гляжу, пред собой:

Бывший друг пробежал,

Окружённый толпой,

Но один, как шакал.

Он Россию спасал,

А друзей разбросал.

Так и бегать ему

C- одиноченному!



А жена моя, глядь,

Ни с того, ни с сего –

Быстро замуж бежать

За потрёпанного.

Или, может, давно

Припасён был жених?

Мне теперь всё равно:

Не хочу я про них!



Вроде был я побит,

Но не зол, не уныл.

И душа не болит:

Всяк своё получил!

Дай мне, Господи, сил

И веди до конца.

Те же, кто получил,

Пусть довольствуются…



В жизни каждой творческой личности большого масштаба случаются кризисы. И в этом случае, конечно, важно внимание и терпение со стороны близких ей людей, готовность протянуть руку помощи. Ну а когда в ответ – «кинжал и в канаву ногой», тут совсем трудно выстоять. Но, слава Богу, в тяжёлый момент рядом с Николаем встали люди, которые, в отличие от исполнителя ролей в фильмах «Мама вышла замуж» и «Военно-полевой роман», удержали поэта на краю бездны, вылечили его молитвами слёз, и он смог до конца выстрадать свою замечательную поэму «Русский Крест». Это произведение Николай Мельников закончил 14 октября 1996 года в большой христианский праздник Покрова Пресвятой Богородицы, т.е. ровно 11 лет назад. Духоносный старец, несущий свой молитвенный подвиг в Оптиной Пустыни, схиигумен отец Илий, когда прочитал поэму Николая, попросил своих духовных чад обязательно найти автора. Впоследствии они стали большими друзьями, и как говорил иеродиакон Рафаил, келейник старца Илия: «Коля очень любил и почитал батюшку, называл его самым дорогим человеком, которому он открыл душу и за которым он хотел идти…» Отец Илий, подчёркивавший не раз и не без основания, что, без возрождения русской деревни, невозможно возрождение России, благословляет каждое новое переиздание поэмы «Русский Крест». И прежде чем представить её вашему вниманию, я прочту предисловие к ней:



«В минувший трагический век Господь дал народу нашему тяжкое испытание. Из него вынесли веру даже те, кто от рождения о ней не слыхивал ни от родителей, ни от дедов своих. Жажда чистоты душевной побуждает молодёжь искать веры в Бога, а старшее поколение, на памяти которого все ужасы безверия, и убеждать не надо. Эта дорога поисков силы и смысла жизни изложена в замечательной поэме «Русский Крест», написанной светлым и певучим языком. И не следует рассматривать эту поэму, как историю жизни русской деревни. Это жизнь всех нас, погибающих в безверии, и из руин возрождающихся. Нет, мы не можем умереть – мы такой народ – русский, те, кто живёт на этой чудесной земле».




ПОЭМА «РУССКИЙ КРЕСТ»





Дорогие друзья! Вы помните, что я начал программу с песни Николая «Поле Куликово». В последнем куплете этой песни были такие слова:



Пусть поможет острый меч да скакун крылатый,

Не скорбите ни о чём в этот светлый час:

С нами Бог, за нами Русь, наше дело свято!

Кто останется в живых, тот помянет нас!



Надеюсь, что этой программой мы помянули Николая Алексеевича Мельникова. И в заключение вечера прочту своё стихотворение «Несмотря ни на что», посвящённое памяти замечательного русского поэта.



НЕСМОТРЯ НИ НА ЧТО


Памяти Николая Мельникова



Несмотря ни на что, оставаться поэтом,

Несмотря ни на что, быть России слугой,

И любить наш народ, заблудившийся где-то,

И его возвращать из блужданий домой.



Несмотря ни на что, петь душою по-русски

О слезах и тоске деревеньки родной,

Победившей врага возле Волги и Курска,

А потом взятой в плен «благодарной» Москвой.



Несмотря ни на что, в Правду высшую верить,

Даже если вокруг только зло и подлог,

Даже если Христа подменить хочет нелюдь,

Зазывая в свой храм, где отсутствует Бог!



Несмотря ни на что, воскресать после смерти,

Даже если весь мир над твоею плитой,

И нести миру свет, и за мир быть в ответе,

Несмотря ни на что, несмотря ни на что!!
БЛАГОВЕЩЕНИЕ СВЯТОЕ
+3
Благовещение Святое -
День великий на Руси,
С ним ты чувство молодое
В чёрством сердце воскреси;

Отзовись душой, как младость,
Грудью полною своей
На сияющую радость,
На улыбку вешних дней.

Соблюдая праздник строго,
В этот день твердит народ,
Что и пташка хвалит Бога
И гнезда себе не вьёт;

В этот праздник, выйдя к полю
С горстью полною зерна,
Добродушно птиц на волю
Выпускала старина.

Приближенье дней пасхальных
Проясняет хмурый взгляд,
Из сторонок чужедальных
В гости ласточки летят.

И внушая мысль о братстве,
О дарах любви благой,
Будто спорят о богатстве
Небо с грешною землёй.

Все внимают чутким слухом
Гимну зорьки золотой,
Опушились нежным пухом
Ветви вербы молодой.

И глядит на нас, сияя
Недоступностью чудес,
Эта вечность голубая
Торжествующих небес!
[/b]
Аривара Нарихира "И встать я не встаю..."
+2
И встать я не встаю,и спать не
спится...
И так проходит ночь,и утро настает,
Все говорят: "Весна..."А дождь не
устает -
Все продолжает литься! -
И я с тоской смотрю,как он
идет...

Аривара Нарихира
Метеорит.
+2
Вспыхнув, тут же сгорит
     В атмосфере земной
     Просто метеорит,
     Что летит надо мной.

     А ребёнку – бежать.
     Отыскать бы в саду,
      Как живую прижать
      К сердцу чудо-звезду!

      Звёздам – падать! В ночи
      Загадай о любви.
      Звёзд нагие лучи
      Юным сердцем – лови!

      Звёздам падать и впредь.
      В ночь, во мрак, в пустоту.
      И звездой бы сгореть
      На лету, на лету!

      А старик поглядит:
      Не моя ли звезда
      Сорвалась и летит?
      Упадёт – ни следа!

      Что кому говорит
       Да горит надо мной
       Просто метеорит
       В атмосфере земной.
К Тебе, о Матерь Пресвятая!
+2
К Тебе, о Матерь Пресвятая,
Дерзаю вознести свой глас,
Лице слезами омывая:
Услышь меня в сей скорбный час.

Прими мои теплейшие моленья,
Мой дух от бед и зол избавь,
Пролей мне в сердце умиленье,
На путь спасения наставь.

Да буду чужд своей я воли,
Готов для Бога все терпеть,
Будь мне покров во горькой доле,
Не дай в печали умереть.

Ты всех прибежище несчастных,
За всех молитвенница нас;
О, защити, когда ужасный
Услышим судный Божий глас.

Когда закроет вечность время,
Глас трубный мертвых воскресит,
И книга совести все бремя
Грехов моих изобличит.

Покров Ты верным и ограда;
К Тебе молюся всей душой:
Спаси меня, моя отрада,
Умилосердись надо мной!
Давайте жить...
+1
Давайте Жить, Любить и удивляться,
Давайте верить, помнить и жалеть,
От Счастья плакать, от Души смеяться
Давайте Жить, чтоб Сердцем не стареть.

Давайте будем просто восхищаться
Полями, небом, серебром росы,
И если трудно, все же не сдаваться –
Идти вперед, не пряча головы.

Давайте будем искренни в общенье,
Честны в словах, поступках и делах,
Давайте Верить, Свято, без сомненья
Жить наяву, открыто, а не в снах!

Давайте будем честно признаваться
В своих ошибках, зависти и лжи,
Давайте Жить, Любить и восхищаться -
Расправив крылья
у своей Души!
Яблочный Спас
+5
Снова яблочный Спас на Святой на Руси.
И на клиросах петь и кадить по амвонам.
Первых яблок набрав, освяти и вкуси!
Сладок яблочный хруст… с колокольным-то звоном!

Я недаром для вас наберу и нарву
Вечно-славных плодов; просто буду счастливым!
Пусть летят на промытую солнцем траву
Золотые и красные, с белым наливом.

Мне бы верить в одно: будет Русь и была!
Снова яблочный Спас в мире трепетном этом.
Сам Господь на церквах золотит купола,
Словно яблоки всем  и дарует! С рассветом!
о. Николай Мельников "Не грусти"
+3
Не грусти, что молодость проходит
Не завидуй юной красоте,
Не вздыхай о том, что жизнь уходит,
Что ты ближе к роковой черте.
Знаешь ты, - зима не вечно длится,
Вновь весна прекрасная придет,
Красота повсюду воцарится,
Без следа растает снег и лёд.
Ждут тебя Фавор и воскресенье,
Ждет тебя бессмертная весна,
Сил добра и рост и расширенье,
Новых чувств простор и глубина.
И светла и ангельски прекрасна
Будешь ты и телом и душой
И добро, что было так не ясно,
Заблестит великой красотой.
Не увянет красота нетленья,
Рост любви ничто не прекратит,
А любовь, как слава воскресенья,
Всех и всё собой преобразит.

о. Николай Мельников

Яндекс.Метрика