Поэтический клуб → Блог

Администратор блога:
Все рубрики (76)
Хокку .
+3
Тот, кто превращает чувства в слова
и проникается любовью к сущему, cтановится поэтом
Мацуо Басё


За мной, мои верные рыцари! Давайте войдем в этот удивительный мир японской поэзии. И для этого нам совсем не обязательно ехать в Японию. Ключом к нему может послужить любой клочок бумаги, на котором могут уместиться три коротенькие строчки. Прикоснувшись к этому чуду, вы увидите, как предметы, окружавшие вас всю жизнь и казавшиеся обыденными, такими скучными и безмолвными, вдруг оживают.

Вот выплыла луна,
И самый мелкий кустик
На праздник приглашен

Кобаяши Исса

Так что же такое хокку? Давайте для начала определимся с некоторыми понятиями:


ХОККУ (хайку) - "начальные стихи", жанр японской поэзии (возник в XV в.), нерифмованное трёхстишие из 17 слогов (5+7+5) на комические, любовные, пейзажные, исторические и другие сюжеты. Генетически связан с танка. Отличается простотой поэтического языка, свободой изложения.
"Современный Энциклопедический словарь"

Хокку начали слагать в средневековой Японии, и по-началу они были именно "начальными строками" в жанре рэнга (сцепленные строки), но вскоре обрели самостоятельность и получили широкое распространение.

Примерно с начала XX века такие трехстишия в Японии стали называть хайку (haiku), что означает "комические стихи", но мы с вами будем пользоваться более ёмким и традиционным словом хокку.

В хокку нет такого привычного для западного типа мышления описания каких-то событий, авторских переживаний и назидательных умозаключений. Хокку - это яркое мгновение, выхваченное из жизни, но вместе с тем длящееся и переживаемое сколь угодно долго.

Казалось бы, какая невидаль - маленький стишок на три строчки, да еще и без рифмы. Но хокку - не стишок. В простом стихотворении от читателя не требуется работы ума, ему все приподносится в готовом виде. С хокку же дело обстоит совершенно иначе. Чтобы понять хокку, требуется определенное усилие, особый настрой на "волну" хокку. И тогда строчки оживают.

Летний день померк.
Лысые вершины вереницей -
Кучевые облака.

Мукаи Керай

И окажется, что три коротенькие строчки хокку содержат в себе нечто такое, что не было видно при беглом взгляде - гораздо больше, чем поначалу казалось. Возникает чувство общности с автором, мы начинаем переживать те же эмоции, что и он. Порой открывается то, о чем автор совсем не написал, а только подразумевал или вообще лишь подумал. Разве такое еще где-то возможно?

Наша жизнь - росинка.
Пусть лишь капелька росы
Наша жизнь, и все же...

Кобаяши Исса


Прощальные стихи
на веере хотел я написать —
В руке сломался он.

Мацуо Басё


Японский язык сильно отличается от русского, равно как и от других привычных нам европейских языков. Как известно, японцы пишут иероглифами (заключающими в себе целостный образ), а не разбивают слова на отдельные буквы.


Некоторые иероглифы до того красивы и выразительны, что ими можно любоваться подобно картинам! Вот - иероглиф "Ворон" из знаменитого хокку Мацуо Басё. Каков красавец! Определенно, здесь есть даже некоторое внешнее сходство с этой важной и грациозной птицей! А справа вы видите каллиграфическое написание этого иероглифа. Подробнее об искусстве каллиграфии можно узнать на сайте Олега Рахманова или на Японской страничке


Такой способ записи речи не мог не отразиться на самом процессе мышления - целостном, созерцательном. Принимая жизненные ситуации такими, какие они есть, без попыток "разложить все по полочкам". И этими особенностями японского языка отчасти объясняется своеобразие и неповторимость хокку. Ведь хокку воспринимаются целиком, единым образом. Как картина, представшая перед взором усталого путника, которой он наслаждается, не задаваясь лишними вопросами. А вовсе не как классическое стихотворение с последовательным развитием сюжета, состоящее из отдельных составных частей:

Как быстро летит луна!
На неподвижных ветках
Повисли капли дождя.


Холодный горный источник.
Горсть воды не успел зачерпнуть,
Как зубы уже заломило.


Мацуо Басё

Обычно первыми двумя строчками описывается некое явление, а третьей строчкой подводится какой-то итог сказанному, часто неожиданный:

Жжет мне сверканьем глаза
Все - и деревья и камни...
Вновь после ливня жара!

Мукаи Керай


Что глупей темноты!
Хотел светлячка поймать я -
и напоролся на шип.

Мацуо Басё

А иногда наоборот, для введения в тему достаточно одной первой строчки, а для подведения итога требуются две последующие:

Молодая листва...
Ах! Три тысячи воинов
Спрятаны в ней!

Масаока Шики


Поет цикада.
Но мой старый отец -
Глухой...

Масаока Шики

По классическим японским канонам в первой строчке хокку должно быть 5 слогов, во второй - 7 слогов и в третьей - снова 5. Вот пример известного хокку, написанного по этой схеме:

5: katatsumuri
7: soro-soro nobore
5: fuji-no yama

Исса


улитка,
тихо-тихо ползи
(по) горе Фудзи

(Дословный перевод)

Однако в русском языке соблюсти слоговую формулу 5+7+5 часто бывает очень трудно. Столь сильны различия русского и японского языков, ведь для японца один слог, один иероглиф может заключать в себе целое понятие. В русском же языке, как правило, слова состоят из нескольких слогов.


Забавное исключение - короткие русские местоимения и их "длинные" и "вычурные" японские аналоги. Точнее, дюжина аналогов с множеством тончайших оттенков. Например, чтобы перевести на японский язык местоимение "я", необходимо знать пол, возраст, социальный статус говорящего и того, к кому он обращается, и тогда только выбрать один из вариантов: "watakushi", "watashi", "atashi", "boku" и т.д. ...


Кстати, раз уж мы немного затронули лингвистический аспект, то думаю, стоит упомянуть об одной особенности записи японских слов, из-за чего часто возникают недоразумения. Почему, например, иногда пишут Басё, а иногда - Башо? Дело здесь в том, что в японском языке звуки си, сё очень мягкие, чуть шепелявые. И при записи латиницей (так называемая Система Хепбёрна, адаптированная для англоязычных стран) они записываются как shi, sho, что более-менее соответствует английскому произношению этих звуков. Однако при переводе японских слов с английского способа записи на русский возникает грубая подмена мягкого английского shi на твердое русское ши (читается-то шы!), что не допустимо. Это надо иметь в виду, когда нужно будет прочитать японское слово, записанное латиницей или по-русски, но с буквой ш. Не будем забывать, что ши и шо должно читаться очень мягко. Поэтому запись Басё мне представляется более точной.


Более подробно эта тема раскрыта в статье Вадима Смоленского СУСИ или СУШИ?
О других интересных особенностях японского языка вы сможете узнать, прогулявшись по страничкам, линки на которые приведены у нас в соответствующем разделе тематических ссылок


Но вернемся к хокку. Мы говорили о том, классические японские хокку пишутся по слоговой формуле 5+7+5. Но даже такие мастера хокку как Мацуо Басё, далеко не всегда строго следовали этим канонам и иногда отступали от них. Вот его бессмертные строки про ворона:



5: kare-eda ni
10: karasu no tomaritaru ya
6: aki-no yu:gure

Басё

На ветке сухой
Ворон замер (недвижно).
Осенний вечер.

(Дословный перевод)

Известен и другой вариант написания этого хокку, но он также отличается от "классической" слоговой схемы:

5: kare-eda ni
9: karasu no tomare keri
5: aki-no kure

Кроме того, пользуясь случаем, не могу не упомянуть о таком интересном моменте: В дословном переводе "ворона" нет ни слова про печаль и одиночество поэта. Но каким-то шестым чувством угадывается именно это настроение.

Может быть, здесь дело в том, что Басё применил очень интересную поэтическую конструкцию в третьей строчке своего хокку: aki-no yu:gure. Первая часть ее, aki-no, означает "осенний". А дальше идет связка yu:gure, которая обычно переводится просто как "вечер" или "сумерки". Но иероглиф yu: уже сам по себе означает "вечер". Басё же добавил к нему удивительно емкое и многозначное слово gure (kure), значения которого - "кончаться, смеркаться, погружаться в думы, предаваться печали". Отметив таким образом не только "окончание" вечера, но и придав тем самым своему хокку неповторимый, едва уловимый оттенок легкой грусти и печали.

Поэтому переводчики, как правило, отступают от сухой дословности и стараются, на сколько это возможно, передать не только смысл хокку, но и его настроение, а иногда и свое видение этого произведения. Чаще всего для достижения нужного настроения переводчик при описании ворона добавляет эпитет "одинокий". Но иногда в результате получается совершенно другое хокку, связанное с оригиналом лишь общей идей. Тогда такие переводы начинают жить своей жизнью. Вот несколько примеров, от классического перевода до весьма вольного и даже юмористического хокку "по мотивам" Басё:

На голой ветке
Ворон сидит одиноко.
Осенний вечер.

В.Маркова


Autumn evening now
A crow alone is perching
On a leafless bough.

Yasuda


When the crow arrives
On the bare, withered branch,
True night has come.

Cohen


Sunset -
Waiting for a haiku poet
A perching crow.

Origa

Итак, мы с вами рассмотрели некоторые особенности жанра хокку (хайку). Но существует еще такая форма поэзии как танка, которая гармонично дополняет хокку.


ТАНКА (короткая песня), древнейший жанр японской поэзии (первые записи - 8 в.), нерифмованные пятистишия из 31 слога (5+7+5+7+7), посвященные любовным переживаниям, странствиям, природе. Выражает мимолетное настроение, полна лиризма, недосказанности, выдержана в пастельных тонах, отличается поэтическим изяществом, зачастую - сложной ассоциативностью, словесной игрой.
"Современный Энциклопедический словарь"

Иногда танка пишется не целиком, а получается из начального хокку путем прибавления двух строчек по 7 слогов (этот "довесок" называется "агэку" и может писаться другим автором). Часто агэку придает начальному хокку неожиданный поворот:

В глухих далеких горах
Фазан длиннохвостый дремлет -
Долог хвост у фазана.

Эту долгую-долгую ночь
Ужели мне спать одному?

Какиномото-но Хитомаро


Лучшие пятистишия средневековых японских поэтов собраны в сборнике «Синсэн вакасю».


Иногда в нашей рассылке мы проводим конкурс агэку, когда авторам дается хокку и предлагается дописать к нему две строчки. Результаты бывают очень интересными, и получившиеся в результате такого совместного творчества пятистишия танка оказываются весьма оригинальными и неожиданными (особенно для автора начального хокку

А теперь давайте теперь поговорим о том, можно ли самому написать хокку?

Конечно можно! Как говорил Марк Твен, "Бросить курить - нет ничего проще, сам бросал сотни раз!"  Но для начала все-таки лучше научиться читать хокку, а не писать. И не говорите, что "чукча - не читатель, чукча - писатель",  на самом деле это не так легко, как кажется.

А чего тут учиться, скажете вы, читать мы с первого класса умеем! Но нет, не все так просто. Хокку замечательны тем, что они, как волшебный кувшин из сказки, изнутри больше, чем снаружи. Для того, чтобы понять хокку, его нужно читать медленно, по одному, наслаждаясь прекрасными образами, как будто набросанными на листе бумаги едва различимыми штрихами кисти. Иногда бывает так, что какое-то хокку поначалу не задевает душу, и мы остаемся до поры - до времени безразличны к нему. Но вдруг, под влиянием каких-то переживаний, всплывают давно забытые слова и мы поновому воспринимаем уже известные строки.

Как свищет ветер осенний!
Тогда лишь поймете мои стихи,
Когда заночуете в поле.

Мацуо Басё

Хокку пишутся под влиянием яркого впечатления, переживания. "Высосать из пальца" хокку не получится. Это будет такой фальшью, которая сразу бросится в глаза своей неискренностью. А вот когда вы почувствуете озарение, когда станет просто невозможно об этом не написать, то тогда хокку обязательно получится!

Не надо бояться неожиданных сравнений и недосказанностей. И не пытайтесь перегрузить свое хокку лишними объяснениями. Позвольте читателю самому додумать и дорисовать в своем воображении недостающий образ. Можно для ясности дать хокку название. А иногда даже можно написать пару слов пояснения прозой. Так поступали и великие поэты:

В далекой деревушке

Звонко лает пес
На захожего торговца.
Персики в цвету!

Ёса Бусон


Расстаюсь с другом на горной дороге

Наверное, руки твои
Смешались с высокой травою
И машут мне издали вслед.

Мукаи Керай

Очень хорошо, когда в хокку есть необычный, неожиданный поворот. Когда во второй или третьей строчке (а может быть, в двух строчках агэку) автор "ошеломляет" читателя неожиданным развитием событий:

"Буря началась!" -
Грабитель на дороге
Предостерег меня.

Ёса Бусон

...или приводит неожиданные сравнения, подмечает такие свойства объекта, которых в "обычной" жизни у него как бы совсем нет:

В это весеннее утро,
Вода, пробиваясь сквозь мох,
Ощупью ищет дорогу.

Сайгё (Сато Норикиё)

Ведь это очень важно - уметь видеть то, что бывает скрыто от глаз. ("Прощай, - сказал Лис. - Вот мой секрет, он очень прост: зорко одно лишь сердце. Самого главного глазами не увидишь"... - А.Сент-Экзюпери, "Маленький Принц"). И искусство хокку развивает в нас это бесценное качество. Оно приближает наше окаменевшее мировосприятие к детскому, такому живому и незамутненному. Хотите пример из жизни? Однажды мы с сыном, будущим первоклассником, шли в школу. Дело было ранней весной, настроение у обоих было прекрасное. И вот сынишка замечает: "Папа, смотри, какая красивая школа! Даже сосульки для красоты висят!" Ну скажите, какому "нормальному" взрослому человеку может придти в голову, что сосульки висят не просто так, а именно "для красоты"!

Помимо необычных сравнений, в хокку ценится подмеченный автором яркий, пронзительный контраст:

груши в цвету...
а от дома после битвы
лишь руины

Масаока Шики

Как мы уже видели выше, строгое следование слоговой формуле не является обязательным, особенно на первых порах. Но вместе с тем, по мере того, как вы будете "входить во вкус", вы неизбежно начнете стремиться к этому. Все произойдет само собой, без лишнего напряжения воли. И это - еще один секрет хокку.

В нашей рассылке вы найдете немало удачных примеров написания хокку в классическом стиле 5+7+5. Помимо эстетического наслаждения, многие находят в этом еще и хорошую "гимнастику" для ума.

В короткой статье невозможно охватить все тонкости прекрасного искусства сложения хокку и танка, но ведь даже самый долгий путь начинается с маленького первого шажка. А кроме того, дорогу осилит идущий. Желающие более подробно познакомиться с искусством хокку могут почитать статьи, приведенные у нас в "Дополнительных материалах", а также на странице ссылок. Кроме того, о тонкостях этого жанра мы не раз говорили на страницах рассылки. Если каких-то выпусков у вас нет, их можно найти в нашем архиве.

В завершение нашей беседы мне хотелось бы привести очень мудрое пожелание Мацуо Басё:

Ученикам

Не слишком мне подражайте!
Взгляните, что толку в сходстве таком?
Две половинки дыни.

Басё
***
+7
Стихли на время с пороками битвы,
Перед иконой Творца,
Пал на колени в час тихой молитвы,
Падали слёзы с лица.
Падали слёзы, а жизнь возвращалась,
Время текло не спеша,
В час, когда с Господом сердце общалось,
Преобразилась душа.
  1999г.
***
+4
Сквозь летние веточки свет золотой,
Едва и едва пробивается,
Здесь пахнет грибами, здесь пахнет сосной,
А луч, что проник, забавляется.

Играет он мирно с цветочком, листком,
Сияя красой золотистой,
Играет с жучком, мотыльком, лепестком,
С остатком росы серебристой.

Чу! Лучик достигнул озёрной волны,
И в ней растворился забавно.
И нету печали,
И нету вины,
Всё тихо, блаженно и славно.
1997г.
****
+2
Простоял Литургию впустую вновь,
Утопая в греховном мечтании,
И кипела в страстях молодая кровь,
И чужим был в церковном собрании.

Только стало от этого грустно мне,
От пустой и весёлой души моей,
Что приемлет один только грех извне,
И не знает святых и блаженных дней.

Сквозь окно видна молния…
Вновь гроза! – песня летнего дня потемневшего,
Рядом с правым приделом, у образа,
Вспоминает мать сына умершего.

Бога молит за сына умершего,
Плача в отблеске дня потемневшего.
  1997г.
Мечтатель.
+3
Лето. Белые берёзы.
Поле. Ручеёк бежит,
Он уносит мои слёзы
В край, где белый снег лежит.
В край, где в зимнем хороводе,
До весны, кружась, метель,
Веселится на природе,
И поёт ей чудно трель.
Здесь зима, но птичье пение,
Солнце светит круглый год;
Золотое Воскресение!
Церкви колокол поёт.
Здесь благие поселения,
Здесь живёт простой народ,
И в несчастии и в падении,
Сердце помощь обретёт.
                                                      
Только ветра завывание…..
Где чудесный край святой?
Растворился он в желании
И навеки стал мечтой!
Ведь вокруг всё не реально
В этом сказочном краю.

Только пусто и печально,
Проживаю жизнь свою.
   1997г.
****
+3
Крепко уснули созвездия в бездне вселенной,
Спят одуванчики в поле, а ветер гуляет,
Силой своей ---- вечной, буйной, внезапной, мгновенной,
Где - то  вдали одинокий корабль качает,
Только так мягко, так нежно корабль качает.  

Просто он пел колыбельную песню простую,
Месяц ему улыбался серебряным светом,          
Видно и мне пора спать, что ж пойду и усну я,
Синее море уж спит усыплённое Летом.

Море давно уже спит усыплённое Летом,
Лишь отражая улыбку серебряным светом.
  1996г.
Моё сердце
+5

Есть в душе потаенное место,
Но закрыто на дверцу оно.
Это место – вход в мое сердце,
Но на дверце огромный замок.

А повесил его сам хозяин,
Слишком часто он в сердце пускал.
Всех подряд без конца и без края,
Слишком многим он доверял

Заходили туда, кто попало,
И с собою кусочек его,
Забирали, когда уставали
Находиться в сердце моем.

И от этого сердце страдало,
И от боли, и от тоски,
От обиды оно угасало,
Разрывалось оно на куски

И теперь в сердце снег и метели.
Загрубело, замерзло оно
И в душе, словно чистое небо,
Все туманом заволокло.

И не видя в этом тумане,
Настоящей и чистой любви
Отторгало само уже сердце,
Всех кто пробывал дверцу открыть

И по новой сердце страдало,
Понимая, что глупость творит,
Хочет сердце быстрее согреться,
Сердцу тоже хочется жить.

Но закрыта намертво дверца,
Крепко дверцу держит замок
И секрет, что дает ему силы
Разгадать, сам хозяин не смог.

Тот замок без ключей и без кода,
Но открыть очень трудно его.
Только фраза, заветное слово
Могут сбросить грозный замок

Эта фраза – люблю тебя очень,
Это слово просто – любовь
И развалиться хилый замочек,
От простых и искренних слов.

Что идут от горячего сердца,
Что срываются с любящих губ,
Что способны свернуть даже горы,
А не то, что замочек свернуть.

И откроется грозная дверца,
И наступит в сердце весна.
И оттает холодное сердце,
Просветлеет с ним и душа.

Александра Странник

старец Николай Гурьянов. ТЕРПЕНИЕ.
+5
Не печальтесь, не грустите:
Время счастья вновь придет;
Подождите, потерпите, -
Есть награда тем, кто ждет!
Тем из нас, кто здесь страдает,
За страданья есть венец;
Кто здесь слез не проливает?
Но и им придет конец!
Все, что в жизни - все на время,
Нам на краткий миг дано:
Счастья сладость, горя бремя -
Все мгновение одно.
Жизнь сама - одно мгновенье,
Радость - светлая мечта,
Скорби - призрак сновиденья,
Все заботы - суета!
Подождите, потерпите, -
Есть награда тем, кто ждет;
Не печальтесь, не грустите;
Время мчится - все пройдет.
Лариса Кошмина
+4
***

За все Тебя благодарю.
За зелень трав, за шепот листьев.
За аромат цветов душистый,
И в дымке алую зорю.
3а неба голубую высь,
За щебетанье птиц небесных,
За реки те, что в берег тесный,
Бурля, несут волну свою.
Благодарю Тебя за мать,
Что мучаясь меня рожала.
Мне дни и ночи посвящала,
Дарила мне любовь свою.
За близких и родных людей
Которые меня любили,
Тепло души своей дарили
И доверяли боль свою.
Еще Тебя благодарю
За светлый праздник материнства,
В любви и вере душ единство
И за друзей благодарю.
За то, что Ты меня хранил
От злых людей и от напастей,
Что рядом был в беде и счастье,
Тебе хваленье воздаю.
***
+6
Ещё не стихло птичье пение,
Мерцали звёздочки во мгле,
И будто бы по всей земле,
Небес святое отражение.

И было ясно и светло,
И на душе так было много,
И от родимого порога,
Ушло во тьму из сердца зло.

Ушло оно, а с ним ушли,
Все скорби, боли и разлуки,
Ушли страдания и муки,
И гнев, и ненависть ушли.

Мерцанье, пенье и покой,
Свет мирозданья отражали;
Иль это может взгляд такой,
Взгляд лучезарный и святой,
Души, восставшей из печали.
  1999г.

Яндекс.Метрика